Родилась 25 июля 1918 года в большой семье на хуторе в километре от д.Реполка. Мать, Федосья Николаевна, родилась через 15 лет после отмены крепостного права и дожила до 94 лет в добром здравии и ясном уме. От нее Анастасия Ефимовна переняла все лучшее во внешности, и в характере, и в отношении к жизни и людям.

  В школу Настя - пошла де­вяти лет: летом пасла коров, а зимой училась. В семилет­нюю школу колхозной мо­лодежи ходила в Сосницы, за 4 километра. К  тому времени старшие дети уже разлетелись кто куда. Нас­тя с матерью остались вдво­ем. Жили тяжело, копейку на жизнь зарабатывали за­готовкой  чая. Вернувшись из школы, девочка брала мешок и шла на заготовку иван-чая и медуницы, а ма­ма все это перерабатывала и сушила. Такой чай заку­пало государство.

И голодно было, и надеть нечего, И все же, успешно закончив школу. Настя захотела учиться дальше и поступила в Ленинградский техникум, но тяжело заболела­, и выучиться не пришлось. Вернулась в род­ной колхоз, где грамотную девушку назначили бухгал­тером . Вскоре ее

назначили се­кретарем Сосницкого сель­совета, а затем и инструк­тором райисполкома. Еще до - войны закончила совпартшколу — к тому времени она уже была чле­ном партии. Работа инструк­тора была не кабинетной: ездила по всему району.

  Когда началась война, вместе с другими ра­ботниками райисполкома выписывала эвакуационные удостоверения, жгла архивы, вывезенные в Торосово, а когда немец подошел к са­мому району, шли лесами до Гатчины. Даже эвакуаци­онное удостоверение себе выписать не  успели, полу­чили его только в Гатчине. Оттуда, группой человек 10, шли пешком в Тихвин, ку­да временно эвакуировались Волосовский райисполком и банк.

  В Тихвине она встретила земляка, знакомого инструк­тора райкома партии, кото­рый предложил ей работу в эвакогоспитале. Эта встре­ча и определила судьбу де­вушки на все долгие годы войны: с эвакогоспиталем № 1374 она прошла фронто­выми дорогами и встретила Победу в Польше, на границе с Германией.

 А пока Настя радовалась тому, что не надо убегать от врага, отси­живаться в тылу, что она может быть полезной фрон­ту. Работала Настя в штабе госпиталя, в ее задачу вхо­дило «поддерживать дух раненых»: она заведовала госпитальной "библиотекой, чи­тала раненым книги и газе­ты, письма из дома,  писала ответы за тех, кто не мог держать ручку, она просто слушала их рассказы о до­ме, об оставленной   семье. Иногда бывала последней, с кем они говорили....

Ей пришлось привыкнуть к боли, крови и самой смер­ти: в эвакогоспиталь, как правило, поступали тяжело­раненые. Кроме политрабо­ты, ей приходилось делать многое другое: дежурить на кухне, принимать раненых, даже держать их во время ампутации. А еще ей при­ходилось сдавать много кро­ви: сразу брали по пол-лит­ра. Она видела во время прямого переливания, как ее кровь возвращает бойцу жизнь, и радовалась этому. А врач-грузин подбадривал раненых словами: смотри, генацвале, какую кровь с молоком я тебе переливаю. Так что, может быть, еще где-то живы и добрым сло­вом вспоминают девушку ее «кровные» братья.

Эвакогоспиталь стоял в Тихвине до самого прорыва блокады, а затем пошел вслед за армией. Победу Анастасия Ефимовна встретила в польском городе Торн, там они «сидели на чемоданах», ожидая отправ­ки на Дальний Восток, где шла война с японцами. Но, к счастью, война закончи­лась раньше, и  девушка в телячьем вагоне поехала домой: сначала в Ленинград, а потом и в родные волосовские края.

Почти всю войну Настя ничего не зна­ла о судьбе родных, и только после освобождения района она получила от родных радостную весточку — жи­вы и здоровы.

А потом были долгие рассказы о сво­ей жизни во время войны. Мама рассказала, в каком страхе они прожили всю оккупацию:  нашелся сосед, который донес немцам, что Настя ушла к партизанам и ходит ночами домой. Нем­цы устраивали засады, об лавы, перерывали сено в сарае — искали «партизан­ку», но, не найдя, все же семью не тронули...

Было во время войны у Насти Шарандиной еще од­но большое везение: рабо­тая в госпитале, она встретила свою судьбу. Однажды к ней в библиотеку зачастила группа легкораненых, среди которых был и моло­денький младший лейтенант Семен Якимцев. Это была любовь с первого взгляда, только сказать они о ней не успели — всего 10 дней длилось их знакомство. По­том лейтенант уехал, но за­вязалась переписка, длив­шаяся всю войну. Разлука только укрепила

только укрепила  их чувст­ва, И в 1946 году уже стар­ший лейтенант Семен Яки­мцев приезжает в Волосово и 29 июля 1946 года они поженились.

Муж еще продолжал служить и Анастасия уехала с ним.

 Жили они в Германии не­долго: по состоянию здо­ровья Семена Семеновича комиссовали, впоследствии он получил инвалидность второй, а затем и первой группы. Молодые вернулись в Волосово, где прожили всю житзнь. Почти 55 лет прожили вместе Семен Семенович и Анастасия Ефимовна  в любви и согласии, поддерживая друг друга в радости и горе, болезни и здравии. Они вырастили хо­роших детей — сына и дочь .

Анастасия Ефимовна ра­ботала в райисполкоме, бух­галтером в райкоме партии и леспромхозе, откуда, в 1973 году и ушла на пен­сию, Но не такой она чело­век, чтобы сидеть дома — 10 лет еще работала в ма­стерских художественных промыслов, ткала красивые половички, вязала, варежки — в ее руках любая рабо­та всегда спорилась.

Среди самых дорогих наград медаль «За боевые заслуги».

Фото 8 июня 1945 года. Польша. г.Торн.

Фотографии  предоставила  сама  Шарандина Анастасия Ефимовна.


© 2017 МКУК «Волосовская городская центральная библиотека»
188410, Ленинградская обл г. Волосово, пр. Вингиссара, 57
Яндекс.Метрика